l_eriksson (l_eriksson) wrote,
l_eriksson
l_eriksson

Это страшное слово «Свобода». l_eriksson читает t_morrison

Многие книги приходят ко мне лишь тогда, когда в судьбе что-то повернется, и невидимая рука переведет стрелку лично моего пути. Тогда мне протянут ее и скажут: «Как, Вы ее еще не читали?» И я вполне-таки (наигранно) безразлично отвечу: «Нет»… Если книга американской писательницы Тони Моррисон «Возлюбленная», еще в 1988 году получившая Пулитцеровскую, и в 1993 году – вместе с автором ее - Нобелевскую премию в области литературы пришла ко мне только сейчас, значит – пора… Как там сказал мой земляк-зурбаганец Грин: «Голоса сердца сказали вещее «да»…

Раньше было просто не до того. Раньше волновали другие проблемы. А теперь пришла пора подумать вместе с мужественной, страстной, гордой и красивой женщиной - потомком чернокожих рабов - о вечной, страшной, драгоценной, далекой и в одночасье ставшей близкой теме и проблеме. О свободе. И не о какой-то абстрактной, а лично о моей.
Рекомендую эту книгу людям темпераментным, страстным, с горячей кровью, наделенным живым воображением, и одновременно терпеливым, выносливым и бесстрашным. В книге есть ужасные картины, нарисованные ужасными фразами, ужасные факты, бездны боли, которые придется преодолеть вместе с героями.

Неблагодарное дело пересказывать сюжет. Но без этого многие мои друзья просто не поймут – о чем это я. Итак, начало вполне банальное - один либеральный и вполне цивилизованный американец – рабовладелец, вполне благодушно (хотя и с барской снисходительностью, вовсе не считая их равными) относящийся к своим неграм, участвует в их «воспитании», благодаря чему пятеро юношей и одна девушка начинают чувствовать себя… в некотором смысле… людьми. Дальновидный хозяин, с гордостью говорящий о том, что пятеро его «питомцев»-рабов – Мужчины (это негры-то!), тем не менее советует им не покидать его владений, потому что за их пределами никто так обращаться с ними не будет… Неглупые подростки понимают – да… Понимают, но еще пока не чувствуют. Но однажды либеральный хозяин умирает. Его престарелая и больная вдова выписывает себе в поддержку дальнего родственника с молодыми племянниками. С их приездом для юных невольников начинается совсем другая жизнь, вернее, начинается ад. К тому времени девушка Сэти уже выбрала в мужья одного из пятерых друзей, Халле. У них уже трое детей, и вскоре должен родиться еще один ребенок.

Столкновение воспитанных в относительно мягких условиях рабов с новыми хозяевами стоит им очень дорого. Трое из пятерых – гибнут (их линчуют за своеволие и попытку побега). Один бежит, и проходит через каторгу, а потом ударяется в бесцельные странствия на годы. Халле, увидев надругательства над своей женой сходит с ума. Сэти удается организовать побег троим малышам - переправить детей на север, в «свободные штаты» - к свекрови, маме Халле – «святой» Бэби Сагз, которую в свое время старый хозяин разрешил ее молодому мужу Халле выкупить ценой пяти лет неустанного труда, чтобы старая женщина смогла пожить в покое. Сама Сэти, еле выжившая после последовавшей за побегом детей расправы, пробирается на север сама, в дороге с помощью белой девушки-бродяжки рожает еще одну дочь, которой дает имя в честь фамилии своей юной повитухи.
Двадцать восемь дней Сэти живет вместе с доброй, мудрой, заботливой, «святой» свекровью - Бэби Сагз, наслаждаясь покоем, безопасностью, добротой и нежностью, вместе со своими четырьмя детьми. Но – по закону о беглых рабах – ее могут найти и заставить вернуться к прежним хозяевам – садистам и социопатам. И однажды это случается: мучители Сэти возвращаются за нею и ее детьми. И тогда, отчаявшись, женщина делает попытку убить всех своих детей, чтобы спасти их от ужасов рабства. Эта попытка удалась только в отношении ее старшей дочери, которой Сэти перерезала горло…

Через восемнадцать лет после случившегося и начинаются собственно эта, довольно причудливая история, которая происходит наяву, в воспоминаниях и в воображении вышедшей из тюрьмы Сэти, ее младшей дочери Дэнвер и одного из выживших пятерых друзей, беглого каторжника, который находит свою старую подругу и очень хочет быть с нею рядом. Вот уж эту историю пересказывать – совершенно неблагодарное дело.

Верьте мне – книга написана, действительно, сильно! Жестко, но очень тонко, с неподдельной интеллигентностью и – что лично я всегда особо ценю: многомерно, глубоко – за сюжетом, что – есть лишь повод – стоят размышления автора, стоившие мне двух бессонных ночей, одного страшного сна, двух столовых ложек слез и – огромной решимости… Но об этом – в следующий раз.
Tags: подумаешь, читательский дневник
Subscribe

  • «Не промолвив даже слова, ты все сказал»

    Происхождение его так и осталось загадкой – он появился словно из ниоткуда. Не было ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о…

  • "Грузинский кофе"

    Антология новой грузинской поэзии. М.: ОГИ, 2014 Люблю читать стихи незнакомых поэтов, упиваясь незнанием их, своим невежеством, словно гуляя…

  • Вечернее безумное чаепитие

    Звонок проведывательный, дядюшкин. Типа «ку-ку!» - «ку-ку!» Или «ку-ка-ре-ку». По всякому бывает. Но фоном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • «Не промолвив даже слова, ты все сказал»

    Происхождение его так и осталось загадкой – он появился словно из ниоткуда. Не было ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о…

  • "Грузинский кофе"

    Антология новой грузинской поэзии. М.: ОГИ, 2014 Люблю читать стихи незнакомых поэтов, упиваясь незнанием их, своим невежеством, словно гуляя…

  • Вечернее безумное чаепитие

    Звонок проведывательный, дядюшкин. Типа «ку-ку!» - «ку-ку!» Или «ку-ка-ре-ку». По всякому бывает. Но фоном…