?

Log in

No account? Create an account
драккар

«А чегой-то Дориан Грэй прищурился?»



Юкио Мисима «Запретные цвета». Азбука-классика, 2008

Говорят, сюжетов в мире литературы не так уж и много. И большинство, даже те, кто не читал «Портрет Дориана Грэя» Оскара Уайльда, знает эту историю по фильмам на этот сюжет – а их множество. (Я лично больше всего люблю наш, отечественный, черно-белый, с демоническим красавцем Александром Лазаревым-старшим в роли сэра Генри).
Уайльд – поэт и мудрец. Он придумал историю о прекрасном юноше Дориане, попавшем под влияние Сильной и Черной Личности – дьявольского обольстителя сэра Генри, начавшего внушать ему мысль о том, что его красота – превыше всего, она искупит и оправдает все, являясь целью и смыслом жизни. Не добрый, не злой, «НИКАКОЙ» по молодости и наивности Дориан начинает преображаться в чудовище. Да, там еще чисто сказочная страшная история-притча о портрете и вечной молодости (вечная молодость - обычная мефистофельская приманка).
И материал, из которого «снизан», «сплетен» «Дориан Грэй» - это афоризмы, предметами которых стали жизнь и искусство, и их взаимоотношения. Книга так богато инкрустирована ими, что, собственно, сама может считаться сборником афоризмов Оскара Уайльда.

Такие простые и символичные истории-легенды не могут не пережить несколько реинкарнаций.
Чрезвычайно впечатлил меня роман Юкио Мисимы «Запретные цвета», изданный впервые в 1951 году.
Стареющий писатель Сюнсукэ, сознающий свое человеческое и творческое угасание, циничный, переживший немало обид от женщин и не желающий их простить, однажды на морском побережье встречает юношу удивительной красоты по имени Юити.
Изощренно-извращенная воля писателя жаждет направлять поступки Юити, делая его орудием своих мстительных (а на самом деле попросту мизантропических) чувств.
Растерянный Юити соглашается стать его послушным орудием. Тем более, писатель собирается помочь решить финансовые проблемы студента, у которого тяжело болеет мать. Первое требование – жениться на молодой девушке Ясуко, которая «провинилась» перед писателем тем, что любит не его, а Юити, жениться без любви…
Правда, тут есть одна закавыка. Юити признается своему Учителю (он так его и называет, иногда искренне, иногда – ерничая), что женщины как сексуальный объект его совершенно не интересуют. «Тем лучше!» - решает стареющий писатель, «Фауст» и «Мефистофель» «в одном флаконе». И Юити начинает действовать как холодный мститель за чужие обиды, равнодушный ко всему на свете, бесстрастный, спокойный, совершенно не злой. Умеющий тонко и точно рефлексировать, но чрезвычайно бедный эмоционально.
Гомосексуальная тематика романа ненавязчива, но от нее, тем не менее, никуда не денешься. Алгебра человеческих отношений и чувств совершенно не меняется от перестановки полов. Хотя, тем, для кого это – камень преткновения, от чтения романа лучше отказаться.
Юити, на самом деле, в самом общем смысле, вообще никого не любит. Возможно, душа его еще не созрела для этого, а может, он относится к числу тех, кому это вообще не дано. Хотя Мисима описывает душевный мир своего героя без отвращения… Или… Пожалуй, не с бОльшим отвращением, чем всё остальное. Отвращение, легкое, но необоримое, присутствует во всем.

Странно читать многофигурный роман, в котором совершенно нет даже намека на положительного героя. Паноптикум человеческих несуразностей, слабостей и пороков. (Не Дориан Грэй и сэр Генри, «злые черти», орудуют посреди беззащитного мира людей, а Так-Себе Дориан - Юити и Так-Себе сэр Генри - Сюнсукэ мучают Так-Себе толпу Страдалиц и Страдальцев, почти каждый из которых заслужил свои мучения, почти каждому «поделом». Жалко лишь, пожалуй, Ясуко – жену Юити – но ведь эта женщина умудрилась быть счастливой и упиваться своими горькими чувствами к явно нелюбящему ее мужу). Расхожий штамп велит сказать, что здесь положительный герой – Правда. Или Сама Жизнь. Или – Автор. Я считаю, что здесь в вечной любви-противоборстве сошлись Красота и Дух как философские категории. Все очень сложно. Как всегда сложно и неоднозначно у Мисимы.

Роман написан (и переведен) невероятно стильно, «вкусно». Мне не хотелось, читая, торопиться, я ни разу не «ускорилась», желая проскочить через какие-то текстовые длинноты. Вообще, Мисима – очень тщательный художник. В его творчестве причудливо, но гармонично, соединились японская жесткость и японская утонченность, совершенно особая, непривычная для западного восприятия, эстетика.

И концовка у романа странная. Учитель надоел Ученику. Ученик собирался вернуть ему долг (денежный) и расстаться навсегда. Но старый хитрый писатель и тут переиграл молодого красавца…
И осиротевший Ученик, унаследовавший огромное состояние Учителя, идет по улице, в растерянности размышляя – что же ему делать?
Что?
Прежде всего, почистить ботинки…

Comments

А я вот не читала эту его вещь! Обязательно найду и почитаю в ближайшее время, спасибо за наводку, уже чувствую, как интересно будет:))
Точная, четкая, суровая вещь, и как бы это сказать - вся на полутонах.
Мне часто приходилось слышать сетования красивых женщин о том, что им очень нелегко живется: все как-то к ним норовят относиться. Мне эти проблемы казались надуманными. Казалось бы - что за проблемы у красивого человека, живи и радуйся!
Честно разбираясь в этой маленькой проблемке, Мисима, как всегда, замахивается на большие проблемищи!
Говорят, после этой книги на него обиделись геи. Он так изобразил их среду, что - "Боже мой"!
Кроме "Дориана Грэя" Оскара Уайльда, эту книгу сравнивают со "Смертью в Венеции" Томаса Манна.
"Мне часто приходилось слышать сетования красивых женщин..." Ну да, знаешь, мне кажется, проблема та, которая очень беспокоит, от которой трудно куда-то деваться, пока... не решишь. Или думаешь, что решила))
А насчет гомосексуальной тематики, ты в самом посте верно написала насчет "алгебры человеческих отношений". Среди гетеросексуалов полно дураков и невменяемых. Мы-то с тобой понимаем, что дело не в этом.
Ну уж не знаю, надуманные проблемы или нет, но я бессчетное количество раз жалела, что я не родилась где-нибудь на востоке и не хожу в парандже... Может быть, это и лучше, чем быть молью, но гора недостатков (при чем весьма ощутимо-болезненных) тоже есть...
Красота - это серьезное испытание для ее носителя, и Мисима говорит об этом без ханжеского осуждения. Даже мне, страшненькой, становится понятно - красивый человек часто бывает лишен покоя насильственно, его надо всем, а он совсем даже не хочет общества этих людей, власти над этими людьми.
В романе есть сцена, когда Юити разрешил одному из своих преданных обожателей на людной улице целовать свои туфли. При этом автор явно передает отвращение, тоску и смятение в душе юноши.
Ну он-то чем виноват? Именно из-за милосердия к герою в чем-то я могу поставить эту книгу выше Уайльдовской.
отличная реклама!
очень тонкая вещь Мисимы. спасибо за рекламу;)
Мне нравится японская литература уже давно. Она близка моей душе. Я с удовольствием читаю все, что нахожу. Посмотрела Вашу user info и поняла, что смогу узнать у Вас много интересного и полезного! Решила Вас зафрендить! :)
Это не реклама, а - знаете что? Кудахтанье! Куры ходят по двору, роются в земле и то и дело находят зёрнышки. И, найдя, поднимают шум: "Идите все сюда! Здесь вкусно!"
Реклама - это что-то коммерческое, а я просто так кудахчу! :)
Ой молодца! таким шикарным ответом подняла настроение!))
Супер! ))) Вы чудо! )))
Буду кудахтать и впредь!
Вряд ли читала что-то из его романов, не вспомню. Сейчас посмотрела его биографию - удивительная судьба, прожил всего 45 лет!
"Ми-си-ма" - псевдоним, буквально означающий "Зачарованный Смертью Дьявол". Гомосексуальные мотивы, хотя был женат и имел двоих детей. В 60-е годы увлекся монархическими идеями, в 1970 году попытался поднять мятеж,призвал солдат выступить против "мирной конституции", но, когда его план провалился, Мисима покончил с собой, совершив харакири.
Пилотировал самолеты, дирижировал оркестром, стал едва не ли основателем бодибилдинга в Японии. Драматичная, страстная судьба.
Его фотографии почему-то напоминают мне (разумеется, с поправкой на азиатскую фактуру) нашего Высоцкого. Некрупный, ярко мужественный, с удивительной харизмой, ярко, жадно живущий человек!
Это четвертый роман Мисимы, который я прочитала. Поняла, что не последний! Несмотря на раннюю смерть, он успел написать много!
А кто переводчик? Не Чхартишвили?
Спасибо, уже нашла в "Озоне", буду читать.
Чхартишвили дал короткую хвалебную рецензию, как специалист, японист. А переводчик - А.Вялых. Ничего о нем (или ней) не знаю, кроме того, что читалось легко,
так, как будто эта вещь была изначально написана на хорошем изысканном русском языке!
А я буду теперь искать Томаса Манна, "Смерть в Венеции". Чхартишвили сказал о созвучии. "Дориан Грэй" же мне виден невооруженным глазом, так как я его читала...
Ой, да, совсем забыла сказать, что сюжет немного напомнил мне "Смерть в Венеции".
Правда, книгу я так и не дочитала, зато смотрела фильм.
Таким образом, мы "махнулись" планами на чтение! Я очень рада! :)))
наверное, во многом заслуга переводчика - хороших переводчиков мало, и перевести так, чтобы один автор "отличался" от другого до узнаваемости - большое искусство
Да. Фамилии переводчиков, чья работа меня впечатлила, я запоминаю! Вялых, переводчик "Запретных цветов", безусловно, запоминаем! :)
запоминаем)