l_eriksson (l_eriksson) wrote,
l_eriksson
l_eriksson

Category:

Киоко и компания

Рю Мураками. Киоко.



Сегодня я дочитала трогательную книгу Рю Мураками «Киоко». Есть такой фильм, но я, как обычно, нарываюсь на фильмы случайно, а вот книги ищу целенаправленно…

Странное чувство. Восторга – почти до слез, потом едкой иронии, сквозь которую чуть позже проступило послевкусие грусти. Книга с лихо закрученным, позитивным и вполне кинематографичным сюжетом. На событийном уровне – чистейшей воды выдумка. На чувственном – очень правдивая вещь.

Те, кто пока не читал ее – рекомендую. Особенно тем, кто хочет лёгкости, нежности, доброты и утешения – он найдет их… Кто хочет погрустить тоже в накладе не останется.

Восьмилетняя девочка-сирота, которую удочерили дядя и тетя, чувствует себя одинокой и тоскует. Она начинает учиться танцам. Кубинским танцам. С нею около полугода занимается танцами странный солдат с находящейся неподалеку военной базы, американец кубинского происхождения – Хосе Фернандо Кортес (по-своему несчастный, добрый грустный парень, жертва армейской дедовщины по-американски и, куда ж деваться – гей). Танцуя, Киоко вновь обретает радость жизни и веру в себя.

Прошло двенадцать лет. Повзрослевшая Киоко, по-прежнему любит танцевать. Но работает водителем, она – дальнобойщица. Скопив денег, она едет в США, чтобы вновь повидать своего друга Хосе.

Во время своего удивительного квеста в поисках старого доброго друга, Киоко встречает множество разных людей, которые доверчиво открываются маленькой, молчаливой, плохо говорящей по-английски и совсем не знающей испанского японской девчонке, которая очень решительна, отважна, добра и здорово танцует кубинские танцы…
Я не видела фильма, но представляю эту историю именно как фильм. Я вижу всех, кого встречает Киоко – шофера лимузина чернокожего Ральфа Биггса, который вначале попытался Киоко обмануть, нажиться на ее наивности, но потом стал ей добрым товарищем. Малолетнего воришку Эйнджела. Индейскую шаманку Делавэр. Владельца бара Пабло. Гардеробщика Хорхе. Санитара-волонтера Серхио. Немолодую даму из высшего общества Джессику Сильберман.

Встречая беззащитно-искреннюю юную чужестранку, все как будто встречают самих себя. Всем как будто становится легче дышать. Это странно, но так бывает. Я видела таких людей – они как добрые чистые зеркала. Не знаю, это ли имел в виду Рю Мураками.

Киоко нашла Хосе. В лечебнице для умирающих от СПИДа. Ему недолго осталось жить, и он уже мало что понимает. Киоко он не узнает… Лишь где-то рядом с изменившимся до неузнаваемости и потерявшим рассудок человеком тихо звенят от ветра колокольчики: когда-то ему подарила их маленькая Киоко. Девушка решает исполнить последнюю волю умирающего и отвезти его на юг страны, к его родным. Удивительное путешествие умирающего танцора и японки-дальнобойщицы почти что завершилось, как вдруг – (так и хочется сказать – по законам жанра – ведь это же кино) – на Киоко, вышедшую купить воды для Хосе, нападают два злодея. Именно в этот момент Хосе, у которого перед смертью проясняется сознание, вспоминает ее имя… Еле живому и жуткому на вид человеку удается выползти навстречу насильникам и испугать их своей страшной болезнью – у него СПИД, и он в крови – вырвал из руки иголку капельницы. Хосе еще хватает сил чуть-чуть потанцевать со спасенной им Киоко и умереть на ее руках.
Такая вот мелодрама…

В этом есть некая наивность. Японский писатель описывает историю о том, как юная японка с помощью доброго сердца и решительности открывает Америку, и находит друзей среди разных людей. А если бы это была не Киоко, а какая-то девчушка из России? Машенька. Лена. Ирочка. И написал бы это российский автор. Я бы тогда сказала: «Сам себя не похвалишь – и т.д…» А так лишь вежливо и чуть насмешливо улыбаюсь.

Но наивная кинематографичность не спрятала от меня того, что в этой истории есть настоящего… Настоящее то, что все люди – одиноки. Всем очень трудно смириться с тем, что никто не может нас понять и не хочет пожалеть (сами мы нелегко и не вдруг понимаем других и не спешим их жалеть). В каждом – даже не глубоко спрятанная, лежащая на поверхности серой льдиной – боль и тоска. Мы одиноки в огромных и маленьких городах, на людных улицах и в ресторанах, на работе и на вечеринках. Мы предаемся странным занятиям, желая унять эту боль. У каждого – своя отрада, помогающая почувствовать полноту жизни и ощутить радость, это, в принципе – самое важное и дорогое в нашей жизни. Если мы перестаем бояться быть отвергнутыми, мы можем показать ее и рассказать о ней другим. Через это окошечко люди видят нас – настоящих. А – настоящим людям нельзя не поверить.
Но все это на самом деле так трудно и так больно! И так тяжело говорить на эту тему, не ёрничая. И мы молчим. В унынии. В печали.
Уже не надеясь, что мимо нас по дороге идет или едет чудаковатый и странный неведомый друг, которму мы очень нужны, и который очень нужен нам.
Киоко. Хосе. Делавэр. Машенька. Лена. Ирочка. Роман. Серега. Анна. Валера. Иван Петрович. Зинаида Степановна. Татьяна. Оля. Игорь. Андрей. Несколько писателей с одинаковыми фамилиями – Мураками. Куча блогеров с причудливыми никами.
Много-много разных людей…
Tags: читательский дневник
Subscribe

  • «Не промолвив даже слова, ты все сказал»

    Происхождение его так и осталось загадкой – он появился словно из ниоткуда. Не было ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о…

  • "Грузинский кофе"

    Антология новой грузинской поэзии. М.: ОГИ, 2014 Люблю читать стихи незнакомых поэтов, упиваясь незнанием их, своим невежеством, словно гуляя…

  • Вечернее безумное чаепитие

    Звонок проведывательный, дядюшкин. Типа «ку-ку!» - «ку-ку!» Или «ку-ка-ре-ку». По всякому бывает. Но фоном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments