l_eriksson (l_eriksson) wrote,
l_eriksson
l_eriksson

Бедный рыжий Том

Питер Акройд. Чаттертон. (перевод Т.Азаркович): М.: Астрель: CORPUS, 2011 За многие годы мне пришлось прочесть немало историй из жизни знаменитых людей, много литературных биографий. Меня перестало удивлять, что почти всегда автор лишь использует знаменитое имя и необычную, бурную судьбу в качестве оболочки, повода для изложения своего собственного видения мира, трансляции собственных идей и чувств. В этом нет ничего плохого, если автор благороден, благодарен и милосерден по отношению к тому, чей образ использует. В конце концов, чем может послужить потомкам тот, чья жизнь давно завершилась, как не поводом рассказать очередную занимательную и поучительную историю. История, которая мною только что прочитана, из этого же ряда. Необычна она тем, что используемый прием одновременно с применением подвергается всестороннему анализу. Автор разбирается в том, что может нам дать (и что отнять) пристальное рассмотрение чьей-то чужой судьбы, делая это на страницах своего романа, по меньшей мере, с трех разных точек. Поднимаются непростые вопросы, неоднозначные ответы на которые мы можем принять, а можем и отвергнуть. Тема Подлинности и Истинности как не всегда тождественных вещей, цена Успеха, неисповедимые пути Признания в искусстве. Автор связал одной идеей героев из трех разных эпох.Поэт-романтик Томас Чаттертон, живший в конце XVIII века, признанный мастер литературной мистификации, удивительное существо – в свои семнадцать лет, оставаясь в чем-то безмерно наивным подростком, мастерски обманывает своих современников, но его талант под его собственным именем ими совершенно не востребован – никому не интересен бедный юноша, приехавший покорять Лондон из захолустного Бристоля. Зато его сочинения-мистификации от имени монаха Томаса Роули – XV, якобы, века, имеют успех. Какие чувства это вызывает у самого талантливого и отчаянно честолюбивого юноши и – в любом из нас, сталкивающемся с тем, что люди часто носятся с чем-то «раскрученным», «распиаренным», но пренебрегают достоинствами «немодного» или попросту неизвестного? Томасу, как минимум, досадно. К тому же, очень одиноко и попросту голодно… Труп молодого человека однажды находят в его каморке, он отравился мышьяком, вокруг валяются разорванные в клочки рукописи.

Как это часто бывает, смерть привлекает внимание к личности и творчеству. И вот Чаттертон мёртв, зато знаменит. В середине XIX века (1856) известный художник Генри Уоллис пишет картину «Смерть Чаттертона», работая именно в той бедной комнатенке в доходном доме, в которой в 1770 году погиб Томас. Позирует для нее известный современный ему поэт Джордж Мередит. Он во многом похож на Чаттертона, и не только внешне, своими рыжими волосами, но и смесью таланта, восторженности, детской житейской беспомощности и детских же амбиций… В процессе работы над картиной происходит любовная драма: к художнику от его модели уходит жена. Наши дни. Поэт Чарльз Вичвуд случайно находит материалы, бросающие тень сомнения на то, погиб ли, в самом деле, Чаттертон в семнадцатилетнем возрасте, наложив на себя руки. Или – уйдя в тень, спрятавшись и продолжая мистифицировать читателей, прожил долгую благополучную жизнь, занимаясь литературными проделками-подделками (мороча головы литературоведам далекого будущего) и наслаждаясь «посмертной» славой? Чарльз Вичвуд находит портрет возможного пожилого Чаттертона и его жизнеописания, сделанные или накануне принимаемого решения об инсценировке собственной смерти, или сразу же после него (пожалуй, именно они – для меня показались самым интересным местом в книге; уж не знаю как Т.Чаттертон, но П. Акройд – стилист-мистификатор хоть куда!) Чарльз Вичвуд – поэт, но это не профессия, это не кормит... Он тоже молод и тоже - мало кому интересен, кроме своей молодой жены и сына, и его надеждам тоже не суждено сбыться – он болен, он умирает, но спешит разобраться с тем, что на самом деле случилось с Томом Чаттертоном.

Меня чрезвычайно заинтересовала сатирическая галерея героев – там встречаются типы мало того, что забавные, но и типичные. Модная и знаменитая писательница Хэрриет Скроуп – кажется мне очень знакомой как один из вполне узнаваемых медийных персонажей, считающих, что артистизм и чувство юмора извинят их беспринципность, надменность и жестокость. В качестве собственной версии гибели Томаса Чаттертона Питер Акройд выдвигает весьма неожиданную гипотезу, утверждая ее повествовательно… В то время среди молодых лондонцев бытовал очень рискованный способ самолечения при гонорее: человек принимал смешанные в определенной пропорции опий и мышьяк. Наркотические грезы помогали перетерпеть страдания от отравления, пока такой варварский «антибиотик» действовал, и человек просыпался едва живым, но здоровым. Акройд предполагает, что бедный юный поэт вовсе не хотел умирать. Большой город, неопытность, соблазны, отсутствие средств на врача, а то и стеснительность… Кто-то из друзей посоветовал сделать так. Истощенность. Бренди для храбрости. Вылетевшие из головы точные пропорции. Парень просто передозировал яд. Минорные строки черновика посмертной элегии, которую он писал на заказ, приняли за его собственную прощальную записку. Жаль, но никто не виноват…

Честно говоря, я от этой идеи не в восторге. При всем негативном отношении общества к самоубийству, полагаю, Томасу Чаттертону было, реально было - отчего испытывать нравственные муки. Заменяя один большой «грех» мелким «грешком», по авторской версии - расплачиваясь за который юноша и причинил себе смерть по неосторожности, автор не оказал ему никакого благодеяния. Не знаю, окажись это неправдой (а узнать нам этого уже не дано), и имей герой возможность посмотреть в глаза автору, не получил ли бы Питер Акройд вызов на дуэль от рыжеволосого подростка? Так или иначе, трагичен путь таланта, поэты беззащитны и перед судьбой и современностью, и даже будущее к ним немилосердно. Мне – жалко и реальных Тома Чаттертона и Джорджа Мередита, и выдуманного Чарльза Вичвуда. Жалко… «Над вымыслом слезами обольюсь…» Из аннотации к книге. Питер Акройд - крупнейший английский писатель, автор мировых бестселлеров "Процесс Элизабет Кри", "Дом доктора Ди", "Завещание Оскара Уайльда" и жизнеописаний знаменитых британцев. Об одном из них - роман "Чаттертон" (шортлист Букеровской премии 1987 года). Портрет Чаттертона
Tags: читательский дневник
Subscribe

  • «Не промолвив даже слова, ты все сказал»

    Происхождение его так и осталось загадкой – он появился словно из ниоткуда. Не было ни свидетельства о рождении, ни свидетельства о…

  • "Грузинский кофе"

    Антология новой грузинской поэзии. М.: ОГИ, 2014 Люблю читать стихи незнакомых поэтов, упиваясь незнанием их, своим невежеством, словно гуляя…

  • Вечернее безумное чаепитие

    Звонок проведывательный, дядюшкин. Типа «ку-ку!» - «ку-ку!» Или «ку-ка-ре-ку». По всякому бывает. Но фоном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments